Просмотров: 413

Ветеран Афганской войны

Россия всегда славилась своими патриотами: на их отваге и мужестве она стояла и будет продолжать стоять.

Ветеран Афганской войны

Сегодня ветераны Афганистана и Чечни перенимают у ветеранов Великой Отечественной войны эстафету патриотического воспитания подрастающего поколения. У молодых людей есть достойные примеры воинской доблести и героизма. То, что автором этой публикации является школьник, служит лучшим тому доказательством.

Хайрадзе Томирос Биналиевич - участник афганской войны 1979-89 годов. Он работает в нашем городе уже много лет и согласился вспомнить о самом, наверное, главном и запоминающемся времени в своей жизни. О времени, когда каждая минута жизни могла стать последней.

- Томирос Биналиевич, расскажите нам, пожалуйста, о том, как Вы попали в Афганистан?

- В 1973 году я призывался из Ферганы Узбекской ССР в Германию. Там я прослужил 7 лет. 13 января 1980 года ко мне домой прибежал «солдатик» и говорит: «Товарищ прапорщик, вас вызывают». Я пришел в штаб, мне отдали мое личное дело и сказали: «Вас ждет автобус». Меня с моими товарищами на следующий день отправили в Ташкент, а оттуда уже в город Термез рядом с границей с ДРА. Там из нас сформировали батальоны и выдали машины «Урал». В ночь с 13 на 14 февраля мы пересекли границу. Так я и попал в Афганистан.

- Какое событие впервые дало понять, что Вы именно на войне?

- Афганскую границу мы переехали ночью. Водитель и все пассажиры были сонными. Как только начался рассвет, мы попали под обстрел врага. Моджахеды ранили одного нашего прапорщика в бедро. Мы снова продолжили путь, когда обстрел закончился. Водитель был до того сонным, что несколько раз засыпал прямо за рулем. Останавливаться было нельзя, так как мы находились на вражеской территории. Так доехали до города Кундус. Через месяц нас оставили в пустыне рядом с этим городом. Там мы уже начали обустраиваться и пробыли почти 3 года.

- Какое событие военных лет Вам больше всего запомнилось?

- Помню, как мой товарищ Валера Балабанов попал в плен к афганцам. Ему до 4 часов нужно было попасть на комендантский пост, потому что после этого времени никого не пропускали. Его колонна давно выехала, и он остался один. На серпантине его машина перевернулась, и он пошел пешком. По дороге встретил пастухов. Сел с ними поговорить, а они его чем-то тюкнули и сдали «душманам» (врагам). Нам только указали место, где его прикопали. Пальцы рук при встрече у него были обугленные: наверное, его пытали.

Еще один случай произошел со мной. В Тырмызе я получил 11 тонн мяса для перевозки в другое место. Ехал без колонны и попал под обстрел. Мне пришлось отстреливаться 4 часа. Все это время я находился в пещере. Против меня огромное количество врагов. «Эй, урус, сдавайся!» - кричали они. Я понимал их язык, жил с детства в этих местах. Мне предлагали перейти на их сторону, так как я мусульманин. Но я все равно отстреливался. Слышу, едет наш танк Т-34, а в нем афганцы. Они услышали выстрелы, развернулись и поехали в нашу часть, чтобы рассказать о том, в какую ситуацию я попал. Наши прислали вертолеты, и мне удалось выжить. Когда вернулся в часть, заместитель командира дивизии схватил меня и сказал строго: «Чтобы больше никогда не ездил один без колонны!» Я говорю: «Есть, товарищ полковник!» (смеется). За этот случай мне дали медаль «За отвагу».

- Как были настроены мирные жители Афганистана по отношению к нашим солдатам?

- Во время пребывания на войне я постоянно общался с простыми жителями. Бывало, что мы у них гостили. Они всегда хорошо к нам относились и во многом помогали. По-другому и не может быть: Россия оказывала огромную поддержку Афганистану в годы войны, поэтому простой народ всегда был за нас.

- Мы знаем, что ввод российских войск в Афганистан оценивается многими политиками и экспертами неоднозначно. Были ли среди Ваших товарищей разговоры о том, что эта война не нужна России?

- Таких разговоров не было. Даже сейчас, спустя много лет, когда мы все вместе собираемся и обсуждаем этот вопрос, то приходим к мнению, что ввод войск в Афганистан - один из важнейших шагов в нашей истории. На момент войны страна называлась СССР и с Афганистаном у нас проходила граница в 2500 км. Если бы не ввели мы, то туда бы вошли американские войска и в нашу сторону выставили бы ракеты.

- Люди, которые никогда не участвовали в военных действиях, обычно узнают о ней из книг или фильмов. Насколько реальный военный быт и события в них отражены?

- Наверное, многие смотрели или знают фильм «9 рота». Практически все, что мы видим в этой картине, очень похоже на действительность. В нашем Союзе ветеранов афганской войны есть человек с той самой 9-й роты, и он также это подтверджает. Его зовут Огнев Николай.

- Все мы наслышаны о жестокости, с которой действовали афганские боевики. Что человек, видевший это своими глазами, может рассказать нам об этом и какую дать оценку действиям боевиков?

- По этому поводу было много случаев с молодыми солдатами. Не раз бывало, что «солдатики» видели какую- нибудь речку и покидали колонну. И эти места обычно караулили душманы (враги). Они не стреляли, давали им напиться и просто уйти. Не стреляли, понимая, что это восемнадцатилетние молодые ребята. Но так было только поначалу. После 1985 года, в самый разгар войны, они начали убивать и резать всех без разбору.

- Удавалось ли Вам перекинуться парочкой слов с боевиками? Как они мотивировали то, что делают? Какое впечатление это на вас произвело?

- Да, такое было несколько раз, когда мы брали их в плен. Обычно они притворялись. Говорили, что их заставили взять в руки оружие. Но мы им не верили. Их выдавали глаза, а именно их прожженный взгляд. По этим глазам было понятно, что они, дай им хоть один короткий момент, в силах всех нас зарезать. Были и те, кто добровольно сдавался и на протяжении всей войны помогал нам. Были и такие случаи.

- Встречались ли Вы со своими товарищами после войны?

- На войне нас было 6 прапорщиков. Четверо вернулись живыми. Ни с одним из них мне не удалось встретиться после Афганистана. Хотя я много искал. Но однажды встретился со своим командиром батальона спустя 35 лет. Сижу как-то в дежурном кабинете в военкомате. Ко мне подходит мужчина и передает мне бумажку со словами: «В одиннадцатый кабинет передайте, пожалуйста». Я спросил его: «Что это такое?» «Это бумаги по Афганистану», - ответил он мне. Я узнал, что он служил в городе Кундузе, как и я, и был командиром автобата. «Халиков, вы что, своего прапорщика Хайрадзе не узнаете?» - спросил его я. Мы тогда двери чуть не вышибли, пока обнимались. Как позже оказалось, он уже пять лет жил в Ники-форовке, а я все это время искал его по адресам в Душанбе, думая, что он там.

- Несмотря на то что Вы были участником другой войны, мне кажется, с большим трепетом относитесь ко Дню Победы. Что для Вас этот праз-ник? Как оцениваете отношение нынешней молодежи к этому дню?

- День Победы для меня - священный день. Эта война коснулась и моей семьи. У меня воевал отец. Отмечаем мы День Победы вместе с ветеранами Афганистана два раза в год: 15 февраля (дата окончания афганской войны) и 9 мая. Что же касается молодежи, то мы часто участвуем в мероприятиях, связанных с патриотическим воспитанием подрастающего поколения. И я могу сказать, что оно понимает все очень правильно. Мне кажется, что они могут взять в руки оружие и защитить свою Родину, если это потребуется. Но не все. Работая в военкомате, я не раз встречался с ситуациями, когда молодые люди пытались избежать службы в армии. И это очень грустно.

- Спасибо Вам за этот разговор, Томирос Биналиевич.