Просмотров: 446

О мичуринском мастере, который создает киоты для икон.

О мичуринском мастере, который создает киоты для икон.

В годы богоборчества в нашей стране безжалостно уничтожались иконы. При разрушении храмов святые образы жгли, рубили, выбрасывали. Православные люди, как могли, спасали святыни от поругания. После падения безбожной власти чудом спасенные в годы лихолетья иконы стали возвращаться в опустошенные церкви. Многие иконы, наполняющие мичуринские храмы, несут на себе следы тяжелых испытаний.
У левого предела Боголюбского собора, освященного в честь преподобного Сергия Радонежского, можно увидеть большую икону Божией Матери. Когда Ильинский храм преобразовывали в краеведческий музей отец Виктор (Медведев) выкупил у людей, занимавшихся уничтожением храмового имущества, объемный образ Богородицы. Долгое время икона помещалась в доме отца Виктора, а после восстановления Боголюбского собора стала достоянием верующих.

Благословение Оптинского старца
Для иконы издревле делались киоты, которые представляют собой небольшой застекленный ящик, предназначенный для хранения образа и защиты его от влияния негативных факторов: сырости, солнечных лучей, копоти от свечей и т.д. Для старинного Богородичного образа, украсившего стены собора, тоже понадобился киот. Его изготовлением по просьбе священнослужителей занялся прихожанин Боголюбского храма первоклассный столяр Василий Петрович Некрасов. В соборе и других церквях города много икон, «одетых» в киоты, которые были изготовленные его руками. Интересно, что столяра завода «Прогресс» на дело изготовления киотов благословил Оптинский старец схиархимандрит Макарий (Болотов).
Духовной наставницей отца Макария была мичуринская схимонахиня Серафима (Белоусова) – духовная дочь старцев Нектария и Анатолия Оптинских, великая старица и подвижница. Отец Макарий часто приезжал в ее келью, расположенную недалеко от вокзала Мичуринск-Уральский. На таких встречах присутствовал и Василий Петрович с супругой, наблюдая духовные дарования оптинского старца, который иносказательно отвечал на вопросы своих православных сотрапезников. Было понятно, что то или иное слово, сказанное батюшкой, является ответом на сокровенные мысли человека, не решающегося задать свой вопрос вслух.
В 1989 году отец Макарий был приглашен в Оптину пустынь духовно окормлять братию. Разоренной обители требовались киоты для икон. Старец привез Василию Петровичу материалы и иконы, которые следовало облачить в киоты. Результатом труда нашего мастерового земляка отец Макарий остался доволен, благословив его на создание застекленных рамок, оберегающих иконы от внешних воздействий. Василий Петрович уверен, что это благословение до сих пор помогает ему в работе, так как периодически он получает заказы…

Табурет и тара стратегического назначения
Способности к столярному делу Василий проявлял с самого юного возраста. Ребенок войны, оставшийся без отца в годовалом возрасте, в своей женской семье (она состояла из мамы и четырех старших сестер) был единственным мужчиной. На плечи мальчика легли многочисленные заботы по хозяйству. В селе Кривец Липецкой области, где жила семья Некрасовых, послевоенная деревенская жизнь была непростой, приходилось много трудиться. В девятилетнем возрасте ребенок без посторонней помощи смастерил добротный табурет, чем очень удивил родительницу. Подросший Василий сам привел в порядок старый дом: перекрыл крышу, подлатал стены.
Пять лет он работал в столярном цехе родного села, а после устроился столяром-тарщиком на завод «Прогресс». Аккуратный, ответственный работник без вредных привычек сразу же оказался на хорошем счету у начальства. Василию доверили изготовление тары (фанерных ящиков) для ценных грузов, идущих на экспорт. В этом нехитром на первый взгляд деле молодой столяр оттачивал свое мастерство. Способный специалист периодически становился участником стройотрядов. В составе бригады он получил строительные навыки, которые ему пригодились при постройке своего дома в Мичуринске.

Тонкости мастерства. Вчера и сегодня
Хороший клей, по словам Василия Петровича, в то время нельзя было достать. Пользоваться приходилось клеящим составом, который производился из мослов животных. Такой столярный клей не отличался надежностью: при попадании влаги изделие расклеивалось. Позже стали производить клей из молочной сыворотки, однако и он был несовершенен. Как только появился клей ПВА турецкого производства, все муки столяров, которые прилагали неимоверные усилия для создания прочных конструкций из дерева, ушли в прошлое. В арсенале Василия Петровича электрический лобзик, фрезер и другие современные инструменты, незаменимые для первоклассного специалиста. Радует Василия Петровича и разнообразие покрасочных материалов и лаков. Раньше в арсенале мастеров по дереву была только «бронза» и «морилка». Лак вообще невозможно было достать, поэтому в ход шел даже лак для ногтей. Сейчас столярам раздолье: выбор лаков и красок на прилавках магазинов огромен. Особенно радуют Василия Петровича аэрозоли, которые позволяют делать деревянные обрамления для икон золотистого оттенка.
Интересно, что столяров сейчас теснят современные технологии. Ручной труд, требующий опыта, навыков и мастерства, обесценивается в связи с изобретением программируемых станков. Компьютерный столяр без труда вытачивает деталь любой сложности и мелкие декоративные элементы.

Как обряжали иконы
С делом украшения икон Василий Петрович знаком с детства. Старшая сестра «обряжала» иконы фольгой. Плотную разноцветную фольгу серебряных, золотистых, сиреневых оттенков приобрести было легко. Такой фольгой упаковывали молочную тару, сырки и другие пищевые продукты. Купить иконы в атеистической стране было непросто, поэтому православные христиане из глубинки шли на разные ухищрения. Нередко святые образы представляли собой фотографию иконографического образа. Велика была народная вера! Такую икону в самодельной раме старались благоукрасить подручными средствами. Нередко декоративное обрамление мастерилось из фольги, предназначенной для пищевой советской промышленности, и бумажных цветов. В семье Некрасовых все отличались мастеровитостью. Сестра Василия Петровича попросила брата сделать ей держатель для колесика-шестеренки из часового механизма. От движений по плотной фольге колесиком с зубчиками оставались красивые узоры. Эффект воздушности достигался с помощью прорезей. Для этих целей подходило бритвенное лезвие, разломленное пополам и замотанное тканью во избежание порезов. Подобные иконы с «кружевными» блестящими обрамлениями сохранились во многих домах мичуринцев. Именно такие иконы, украшения которых поблекли, а деревянные рамки подгнили, и несут на излечение к Василию Петровичу. Он бережно извлекает святой образ и изготавливает для дорогой семейной реликвии (будь то простое фотографическое изображение либо старинная иконопись) новую деревянную «одежду». Если требуется реставрация самого образа, мастер привлекает своих знакомых иконописцев. К хозяину икона возвращается в лучшем виде. Обновленную семейную святыню, побывавшую в мастеровых руках Василия Петровича, можно передавать потомкам.

Путь к Богу
В таком ответственном деле, как создание киотов для святых образов, без мастерства не обойтись, однако и без веры к ремеслу приступать не стоит. Мама Василия Петровича была глубоко верующим человеком, однако он сам не проявлял особого интереса к Православию. Перспективный специалист завода «Прогресс», только что вступивший в брак, был далек от Церкви. К вере Василия привела болезнь. В 27 лет его начала сильно мучить гипертония. Состояние здоровья вызывало опасения. Врачебницей для души и тела стал храм Божий. Василий с удивлением обнаружил, что посещение Божественной литургии, таинство Евхаристии, Соборования, молебны действуют гораздо эффективнее, чем горсти лекарств, от которых, по признанию Василия Петровича, ему становится только хуже.
О помощи божественного врачевания Василию рассказал Оптинский старец отец Макарий, который сам прибегал к помощи Божией в вопросах подкрепления здоровья. «В церкви перекрестился через порог, – говорил отец Макарий, – и никакой мне больше помощи не нужно. Сам иду. Доктор там шприцов, чтобы укол мне колоть, а я говорю: «Доктор, не нужно, я во врачебницу духовную пришел, здесь я получаю подкрепление». И отслужу, и так мне хорошо на душе, так хорошо. Да, силы телесные появляются сами. Чувствуешь радость такую, что ты Небом не оставлен. С Господом так распрямишься, такая бодрость чувствуется, радость такая…»
Посещение Божественной литургии, церковные таинства, крестные ходы и другие события церковной жизни для Василия Петровича – настоящий праздник. Этой радостью он делится со всеми, кто встречается у него на пути.
Елена БЫЛКИНА