Священномученик Михаил Богородицкий

01 окт 2020
292 раз

Порой нам кажется, что святые – это очень далекие от нас люди. Но это совершенно не так. Примером тому могут служить новомученики и исповедники земли русской, которые немногим отстоят от нас по времени жизни. Эти люди показали миру пример крепости веры, твердости в следовании за Христом и мужества в принятии страданий за исповедание Православия.
Среди новомучеников и исповедников множество имен, связанных с Тамбовщиной, которые почитаются во всей Русской Православной Церкви. Это и святитель Лука (Воино-Ясинецкий), архиепископ Крымский, исповедник, и священномученик Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский и Галицкий, и священномученик Димитрий (Добросердов), епископ Можайский, и священноисповедник Вассиан (Пятницкий), архиепископ Тамбовский, и священномученик Уар (Шмарин), епископ Липецкий, и многие-многие другие.
Сегодня хотелось бы вспомнить о священномученике Михаиле Богородицком, который 33 года служил в храме в честь иконы Божий Матери «Всех скорбящих радость» города Козлова-Мичуринска и пострадал в годы гонений со стороны советской власти на Православную Церковь.

Детство и начало духовного пути
Будущий священномученик Михаил родился 30 мая 1872 года в селе Студенецкие Выселки Липецкого уезда Тамбовской губернии в благочестивой крестьянской семье. Отец Трофим Иванович был псаломщиком в храме Рождества Христова. Мать Дария Алексеевна была неграмотна, но это не помешало ей воспитать детей в вере и благочестии. В семье Богородицких было 13 ребятишек, из них шестеро сыновей. Пятеро сыновей окончили Тамбовскую духовную семинарию. Впоследствии четверо из них стали священниками, один – диаконом.
В 1897 году Михаил Трофимович окончил Тамбовскую духовную семинарию по II разряду и до женитьбы учительствовал в школе.
В 1898 году женился на Марии Федоровне – дочери настоятеля храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» г. Козлова протоиерея Феодора Шарова. В этом браке родились тринадцать детей, двое из которых умерли в младенчестве.
В том же году Михаил Трофимович рукоположен в сан иерея епископом Тамбовским и Шацким Александром (Богдановым) и определен в храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» города Козлова.
Настоятель храма отец Феодор, прослуживший к тому времени пастырем сорок лет, был уже немощен, и молодой священник практически сразу всецело принял на себя попечение о приходе. Впоследствии отец Михаил стал настоятелем Скорбященского храма. Помимо служения в церкви батюшка преподавал Закон Божий в Козловской женской гимназии.
Воспитанный благочестивой матерью отец Михаил отличался отзывчивостью к нуждам прихожан. Жители Козлова могли обращаться к отцу Михаилу с просьбами всегда. В любое время дня и ночи он запрягал лошадь и ехал исповедовать и причащать больных. Батюшка принимал живое участие в судьбах обездоленных людей и помогал, чем мог, в том числе привечал в своем доме нищих и странников. Отец Михаил неоднократно ходатайствовал за детей из бедных семей, чтобы они были зачислены в гимназию на казенный счет. Много внимания священник уделял и нуждающимся детям из приюта, приглашал их на домашнюю трапезу, хотя сам жил крайне скромно и небогато, так как его семья была очень большая. Всеми силами души отец Михаил служил Богу и своей многочисленной пастве, за что снискал огромное уважение и горячую любовь своих прихожан.
Вскоре за ревностное пастырское служение священник был возведен в сан протоиерея.

Начало гонений
Революционные потрясения повлекли за собой гонения Православной Церкви и притеснения верующих. И совершенно естественно, что безбожные власти не могли простить ревностному священнику его поистине самоотверженного служения.
Первый раз отец Михаил был арестован во время изъятия церковных ценностей в 1922 году за «контрреволюционную агитацию».
После ареста священника к нему в дом пришли обновленцы и стали уговаривать матушку, чтобы она пошла к мужу в тюрьму и уговорила его перейти в так называемую «Живую церковь». Обновленцы, близко знавшиеся с ОГПУ, уверяли, что после присоединения к ним батюшку ждет амнистия и он будет освобожден. Мария Федоровна расплакалась: она, конечно, желала освобождения мужа, но знала, что он никогда не согласится с таким предложением, и в конце концов заявила пришедшим, что если она с этим предложением придет к мужу в тюрьму, то он прогонит ее и она навсегда потеряет его уважение.
Отца Михаила вскоре освободили за недостатком улик, но гонения на священника и его семью не прекратились. Власти с ожесточением увеличивали суммы налогов, и в результате дом и все их имущество было конфисковано.
За несгибаемое противостояние обновленческому движению в 1927 году отца Михаила Богородицкого второй раз арестовали по сфабрикованному уголовному делу, но улик против него, как и в первый раз, не было, поэтому его снова отпустили на свободу.
В феврале 1930 года путем клеветы и привлечения лжесвидетелей было сфабриковано еще одно уголовное дело по статьям 58.10, 58.11 УК РСФСР – на сей раз против практически всего духовенства Козлова. Таким образом ОГПУ предприняло попытку закрыть в городе все храмы.
В марте того же года был арестован священник Михаил Богородицкий, также проходивший по этому делу. Под следствием оказались отец Вонифатий Соколов, отец Владимир Нечаев, отец Илья Песков, отец Василий Лачинов, иеромонах Пармен (Крут). Как указано в архивном уголовном деле, следствием установлено, что упомянутая выше «группировка», связанная одними интересами и намерениями, неоднократно собиралась вместе и обсуждала, как бороться против «гнета» власти, выступать ли открыто, а также высказывалась о необходимости держать за собой массу верующих.
Отец Михаил был заключен в тюрьму Тамбова. На следующий день после ареста священник допрошен и, отвечая на вопросы следователя, сказал: «Никогда против советской власти агитации я не вел и ни в церкви, ни среди граждан ничего антисоветского не говорил».
Вызванные после его допроса свидетели показали, что священник жаловался на трудности и сетовал вслух: «Сколько же это может продолжаться: куда ни придешь, тебе нет ничего, и корки хлеба не добьешься?» Мол, он говорил, что ничего не остается, как только терпеть, ведь рука Господа обязательно прекратит издевательства над нами захватчиков. Увидев проходивших по кладбищу обновленцев, отец Михаил будто бы сказал им: «Вы продались власти. Власть творит безобразия, и вы тоже. Власть мучает нас, православных, то же делаете и вы. Ну ладно, будем терпеть, а там, может, чего-либо и дождемся».
На сей раз представители органов сочли доказательства достаточными. 19 марта 1930 года Отец Михаил Богородицкий был осужден за «контрреволюционную агитацию против Советской власти» и тройкой при ПП ОГПУ СССР по Центрально-Черноземной области приговорен к пяти годам ссылки.
Наказание отец Михаил отбывал 4 года 4 месяца в сибирском лагере. Условия там были невероятно тяжелыми. От голода, болезней, каторжных работ многие заключенные умирали. Уголовники издевались над «политзаключенными», особенно над священнослужителями. Однако Господь хранил своего верного служителя. Правда, вернулся из заключения отец Михаил инвалидом II группы.

Возвращение из ссылки
Освободившись из заключения в 1935 году, отец Михаил Богородицкий поначалу приехал домой в Козлов, переименованный к тому времени властями в Мичуринск, но служить здесь не смог, так как его храм был захвачен обновленцами.
Позже архиепископ Тамбовский и Мичуринский Вассиан (Пятницкий) (прославленный в лике святых как священноисповедник в 2004 году) направил отца Михаила служить в село Беломестная Двойня Тамбовского района, где был теплый каменный храм во имя святого Михаила Архангела, построенный в 1822 году. В селе батюшка снимал квартиру у хозяйки. Взрослые дети к тому времени разъехались, а матушка с двумя малолетними чадами, которые учились, осталась жить в Мичуринске.
25 декабря 1936 года отец Михаил писал дочери: «Ты пишешь, что у тебя нервы не в порядке. Я тебе предлагаю очень верное средство, которое я на себе испытал: отдайся всецело на волю Божию. Помни, что Бог все, что ни делает, все к лучшему. Как лучший доктор дает больному и сладкое лекарство, а больше все горькое, так и Господь дает нам в жизни и горькое, и сладкое лекарство для спасения нашей души. Подкрепляй свою веру молитвой дома и в храме, чтением слова Божия, в особенности святого Евангелия, и будешь всегда спокойна и счастлива. Это я говорю, на себе испытал».
В октябре 1937 года отца Михаила Богородицкого вызвал к себе председатель сельсовета и предупредил, что его, возможно, скоро арестуют и ему нужно уехать куда-нибудь, например, в Москву или Ленинград. На это священник сказал, что служение в храме не бросит и паству свою не оставит.
Вполне приготовившись к аресту и к тому, что снова придется нести крест исповедничества, батюшка поехал к семье в Мичуринск. Здесь он подремонтировал кое-что в их хозяйстве, в том числе поправил печь (этому ремеслу он научился во время пребывания в лагере). Также батюшка собрал и починил себе одежду для заключения: телогрейку и брезентовый плащ.
О нависшей угрозе нового ареста отец Михаил семье ничего не сказал. Но матушка своим чутким сердцем поняла, что видит мужа в последний раз. Мария Федоровна проводила его на вокзал, и они попрощались навсегда.
Что можно завещать и что сказать, когда душа предчувствует расставание не только на время с близкими, но и с самой жизнью? Что завещать? Главное – Любовь к Богу и святому храму, молитву об упокоении души завещателя, в особенности церковную, деятельную помощь детей родителям, прощение всех и память о часе смертном.
14 октября 1937 года отец Михаил написал жене, детям и внукам: «Милые, незабвенные: мама, детки и внучата! Когда я умру, прошу вас похоронить меня по-христиански, не забывайте меня в своих святых молитвах – отслужите сорокоуст (40 обеден). Подавайте милостыню за мою душу многогрешную. Милостыня, как говорит слово Божие, «от смерти избавляет и покрывает множество грехов». Подавайте просфоры за упокой моей души. Превеликая польза душам, когда частица, вынутая из просфоры, погружается в Святую Чашу.
Прошу вас, дорогие детки! Маму не покидайте, цените ее как свою дорогую мать, которая вскормила и воспитала вас. Вы знаете, сколько она перенесла болезней, слез и бессонных ночей, пока вы стали на ноги. За ваше сыновнее усердие и вас Господь не оставит Своею милостью. Не оставайтесь перед нею в долгу.
Прошу у всех прощения, в особенности у тебя, мама: я очень во многом перед тобою виноват. Дорогие детки! И вы простите меня, я к вам иногда был чересчур строг, хотя строгость моя вытекала из любви к вам. И я всем, всем прощаю.
Прошу вас, детки и внучатки! Будьте усердны к молитве, никогда не забывайте Господа Творца нашего. Спасайтесь! Смерть у каждого из нас за плечами стоит.
Затем благословляю вас всех именем Господа нашего Иисуса Христа. Желаю вам от Господа доброй, счастливой жизни, а за гробом – райской небесной жизни. Аминь.
Любящий ваш папа – протоиерей Михаил… Прошу, прочитайте завещание всем детям и внучаткам».

Новый арест и мученический подвиг
В 1937 году в связи с началом нового этапа антицерковных гонений сотрудники НКВД допросили о протоиерее Михаиле Богородицком ряд свидетелей. Один из них показал, что когда батюшка узнал, что власти намереваются закрыть храм, то стал служить ежедневно. Однажды, войдя в церковь, этот свидетель будто бы услышал проповедь отца Михаила, в которой тот говорил о том, что коммунисты пишут в Конституции, что «можно свободно отправлять религиозные обряды», а после этого закрывают церкви. Еще священник поучал паству: чтобы не наказал Господь, надо не допустить закрытия храма.
Другая свидетельница также показала, что отец Михаил, протестуя против закрытия храма, стал служить ежедневно и приглашал ее на службу, сказав, чтобы она приходила вместе с другими верующими колхозниками. В храме во время проповеди отец Михаил призвал верующих не отдавать православную церковь коммунистам. Верующие стали чаще посещать церковь, исповедоваться и причащаться Святых Христовых Тайн. «Но ни в чем контрреволюционном священник не замечен», – завершила свои показания свидетельница.
Не удовлетворившись этими показаниями, следователь привлек к даче показаний так называемых «дежурных» или «штатных» свидетелей, которые подписались под всеми протоколами допросов, сочиненными самим следователем.
12 ноября 1937 года отец Михаил Богородицкий арестован Тамбовской опергруппой УНКВД по Тамбовской области. Жил священник в то время так бедно, что сапоги у него были единственные, да и те за ветхостью находились в починке. Чтобы было во что обуться, пришлось посылать к сапожнику, а сотрудникам НКВД, пришедшим его арестовывать, ждать, когда принесут «поповскую обувь».
Отец Михаил был отправлен под стражу в тамбовскую тюрьму. Священник обвинялся в том, что систематически проводил контрреволюционную агитацию, дискредитируя вождя ВКП(б), разжигал религиозный фанатизм верующих, призывал их противодействовать мероприятиям партии и советской власти, использовал трибуну церкви для контрреволюционной пропаганды.
Через два дня отца Михаила допросили, но он отказался признать себя в чем-либо виновным. Следователь спросил, знает ли священник таких-то свидетелей. На это священник ответил, что из всех перечисленных знает только одного. Когда следователь зачитал показания того свидетеля, батюшка ответил, что все эти показания ложные.
20 ноября 1937 года состоялся суд. Решением Тройки УНКВД по Тамбовской области протоиерей Михаил Богородицкий был осужден по статье 58-104.2 УК РСФСР и приговорен к высшей мере наказания – расстрелу.
Приговор приведен в исполнение 7 декабря 1937 года. После расстрела отец Михаил был погребен в общей безвестной могиле. Место захоронения до сегодняшнего дня установить не представляется возможным.

Прославление и почитание
Время всегда расставляет все на свои места. Имена гонителей стерты течением истории, а имена гонимых, пострадавших за свою веру и не отступивших от Христа, сияют в вечности. Ведь правда всегда остается незыблемой и твердой, а ложь, клевета и доносы тленны, как и все неправое.
Так и решение Тройки УНКВД по Тамбовской области от 20 ноября 1937 года было отменено постановлением Президиума Тамбовского областного суда от 31 августа 1961 года. Дело в отношении протоиерея Михаила Трофимовича Богородицкого производством прекращено за недоказанностью обвинения. Священник по вышеуказанному делу реабилитирован.
В декабре 2004 года постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви (журнал №85) протоиерей Михаил Богородицкий был причислен к лику святых как священномученик.
Память его совершается в день мученического подвига 7 декабря (24 ноября), в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской 7 февраля (25 января), в Соборе Тамбовских святых 10 августа (28 июля), в Соборе Липецких святых 23 (10) сентября.
Особо почитают священномученика Михаила Богородицкого в храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» города Мичуринска, где он был настоятелем и возносил свои горячие молитвы к Господу.
За последние годы во время проведения работ по реконструкции церковного здания в храме появились замечательные росписи в палехском стиле. Одна из настенных икон посвящена священномученику Михаилу Богородицкому.
Верим, что священномученик Михаил является неустанным молитвенником и заступником земли Тамбовской.
Новому́ченицы Росси́йстии, кро́вию свое́ю ве́ру запечатле́вшии, Влады́ку всех моли́те Це́рковь Ру́сскую в Правосла́вии утверди́ти, зе́млю на́шу от скверн очи́стити, лю́ди во благоче́стии сохрани́ти во о́бщее всех спасе́ние (из службы святым новомученикам и исповедникам российским).

 

Оцените материал
(0 голосов)

 

Наименование СМИ: "Мичуринская мысль"

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "редакция газеты "Мичуринская мысль".

Главный редактор: Поляков Д. А.

Адрес электронной почты редакции: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Teлефон редакции: 8 (475-45) 5-02-21

Адрес редакции: 393760, Тамбовская обл, г. Мичуринск, ул. Красная, д. 97А, к. 1

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-70559 от 25 июля 2017 года.