МичГАУ заложник реформы высшего образования?

Официальная причина закрытия корпуса филфака – урезание бюджетных средств Мичуринского ГАУ.

В здании филфака так же холодно, как на душе у выпускников, неравнодушных к его «консервированию».

Раньше в здании филологического факультета кипела жизнь. В конце зимы из него могли выбежать девушки в традиционных русских нарядах и угостить прохожих блинами в честь Масленицы. Креативные студенты для студенческой газеты смело ловили прохожих для опросов. Сейчас в этом районе гораздо тише. Только люди разных возрастов, проходя мимо, задерживают взгляд на красивом здании XIX века, которое когда-то подарило путевку в жизнь многим жителям Мичуринска.

Уже два года помещение не отапливается. Официальная причина – урезание бюджетных средств Мичуринского ГАУ. Отсюда перераспределение финансов и вынужденные меры. Один из преподавателей бывшего МГПИ, пожелавший не называть своего имени, убежден, что ситуацию с закрытием филфака невозможно понять без рассмотрения изменений, происходивших с пединститутом в последние годы. О решении закрыть здание филологического факультета преподавательскому сообществу сообщили сухо и твердо. «Здание закрывается, продолжайте работать», – были слова руководителей.

ВИВАТ, МГПИ!

Слухи о присоединении одного из старейших вузов Черноземья то к ВГУ, то к Московскому педагогическому институту, то к ТГУ им. Г.Р. Державина ходили долго. Зимой 2011 года стало известно, что МГПИ (образован в 1939 году) присоединяют к Мичуринскому ГАУ. Как говорят, после присоединения педагогический институт потерял массу ценнейших кадров. В результате негативных изменений в жизни факультета преподаватели, защитившие кандидатскую или докторскую, профессора и руководители тут же начали менять место работы. Даже часть студентов старших курсов меняли место учебы, так как перспектива получить диплом педагога с пометкой аграрного вуза их не прельщала.

Ольга Юрьевна Малкина – одна из преподавателей, ощутивших на себе тяготы «объединения». На филфаке она прошла несколько ступеней высшего образования, в педагогической деятельности совмещала работу старшим преподавателем, доцентом кафедры литературы, заместителем декана. Любимый студентами преподаватель скоро осознала, что будущего у филфака в составе аграрного университета нет и что рано или поздно он будет расформирован. Что и произошло очень быстро. Абитуриентов было мало, а объединение еще больше усугубило ситуацию с дефицитом студентов. «Привлекательность диплома учителя, полученного в аграрном университете, конечно, нулевая. И об этом много говорили сами студенты, – рассказывает Ольга Юрьевна. – А что касается преподавателей… Их просто было слишком много для такого количества студентов. Маленькая нагрузка, маленькая зарплата, как итог – сокращение штата. Но руководство института старалось сохранить людей. А вот когда пришли новые руководители, то этого желания у них не оказалось. Мало того, они начали открыто говорить, что преподавателей института ждут серьезные изменения. В первую очередь сокращение. Именно поэтому я не стала дожидаться, пока меня вынудят уйти, и ушла сама. Похожая история произошла со многими преподавателями, которых коснулись последствия объединения двух различных вузов. Кто-то ушел работать в школу, кто-то совсем ушел из образования, кто-то, как я, уехал в Москву».

Нетрудно догадаться, что сокращение коснулось многих работников. Им пришлось перейти на другие факультеты и кафедры. Например, преподаватели кафедры русского языка вынуждены были вести курсы на кафедре безопасности жизнедеятельности. На сегодняшний день из общего числа бывших преподавателей филфака в вузе осталось не больше 40-50%. Удар сокращения в большей степени ощутили на себе сотрудники кафедры иностранного языка, литературы и русского языка. Если раньше на двух кафедрах (русского языка и литературы) работали примерно 35-40 сотрудников, то сейчас на одной объединенной кафедре русского языка и литературы осталось всего 13-15 человек.

Первыми под удар попали студенты-историки. Им просто объявили, что в августе 2015 года их занятия переносятся в другие корпуса. В корпусе продолжили обучение филологи 1-5 курсов. Черед их «депортации» пришел зимой 2016 года: документы, оргтехнику, необходимые вещи перевезли за пару дней. 14-16 февраля прошлого года решением руководства Мичуринского ГАУ стал перенос учебных занятий из корпусов на улицах Мичурина, Карла Маркса, Филиппова и Гоголевской в учебные корпуса на Интернациональной, Революционной, Герасимова и Советской. Тогда уже и обозначили причину: из-за урезании финансирования было решено снизить коммунальные затраты университета.

ПРОТЕСТ, КОТОРЫЙ НЕ УСЛЫШАЛИ

16 февраля 2016 года на сайте главы администрации Тамбовской области А.В. Никитина появилось коллективное обращение. Не побоюсь этих слов – эмоциональное, правдивое и филологическое: «Здравствуйте, уважаемый Александр Валерьевич! Обращаемся к Вам по поводу закрытия учебного корпуса филологического факультета Мичуринского педагогического института, расположенного по ул. Филиппова, 45. Наш институт ведет свою историю с 1939 года. В тяжелые годы войны он не закончил работу, а наоборот бросил все силы на помощь нашей Родине. Выпуск в количестве 150 человек выехал работать учителями в школы Тамбовской области. Многие известные люди города закончили педагогический институт. Неужели всем безразлична его судьба и в сложившейся ситуации никто не может помочь? Что же тогда говорить про другие общественные сферы, если одна из главнейших – образование, без которого не может быть никакого будущего ни у города, ни у страны, разваливается прямо на глазах? Педагогическое образование на протяжении всей истории играло главенствующую роль. Именно учителя дают нам основы основ: первые серьезные знания, которые получает человек, он обретает в школе из уст преподавателя. Кто обучает любого специалиста любой профессии, будь то ученый-биолог или ведущий инженер завода? Конечно же, учитель, преподаватель. И вот теперь мы своими собственными руками уничтожаем «последний оплот» нашего же будущего? А что будет потом? С чем останемся? Очень много уже потеряли. А восстанавливать потом в разы труднее, дороже, а подчас просто невозможно. Как известно, сломать всегда легче, чем построить. И данное решение по сокращению расходов – самый легкий выход. Всегда удобнее полностью избавиться от какой-либо проблемы, чем постараться найти пути ее разрешения. Здание филологического факультета – историческое здание, его закрытие – это плевок в душу не только студентам, преподавателям, но и всем жителям Мичуринска. Мы должны быть патриотами нашей Родины, а Родина начинается с малого: для нас это родное здание по ул. Филиппова, 45. Мы понимаем, что все это связано с сокращением финансирования. Но можно же найти выход? Даже в тяжелейшие годы Великой Отечественной войны и в кризис 90-х годов институт работал и корпуса не закрывались. Находили средства содержать. А ведь тогда ситуация в стране и экономике были не в пример сегодняшней, а минимум на порядок хуже в 90-е годы и несравнимо хуже в годы войны. Сейчас студенты филологического факультета переведены в «учебный корпус», который находится в общежитии. Целый факультет в нескольких комнатах общежития! Учиться в данных условиях просто невыносимо. И почему со студентами именно филологического факультета так обращаются? Просим Вас разобраться в сложившейся ситуации, ведь мы, выбирая Вас, надеялись на светлое будущее и комфортное существование».

По словам представителей городской власти в официальном ответе, данный шаг был охарактеризован как вынужденная, необходимая и временная мера. Эти слова были выделены большими буквами. Резюмируют ответ следующие строки: «Но подавляющее большинство студентов и преподавателей социально-педагогического института прекрасно понимают их объективный характер и верят, что все они будут преодолены».

Но не все так однозначно. Еще один работник социально-педагогического института, пожелавший сохранить анонимность, высказал иную точку зрения. «Наш институт последние несколько лет переживает сложный демографический период. Посудите сами: если раньше на одной специальности обучались 100-120 студентов, действовало 4-5 групп, то сейчас хорошо, если столько поступающих придет на один поток. Есть здания, помещения, но нет студентов», – не без тоски признается работник высшего образования, считая ситуацию с консервированием корпусов правильным решением. И в самой ситуации шестилетней давности с объединением двух вузов города некоторые преподаватели видят больше положительных моментов. Возможность обмениваться профессиональным опытом, пользоваться общими помещениями, совершать экскурсионные и научные поездки – такие плюсы перечисляют оставшиеся в штате работники объединенного факультета.

МичГАУ заложник реформы высшего образования? фото 2

В социальной сети «Вконтакте» действует группа Филфак жив.mich. Хоть в ней и насчитывается чуть больше 110 человек, анонимный администратор паблика умеючи иронизирует над ситуацией: публикует стихи поэтов с подходящим для данной ситуации смыслом и пессимистическими мотивами, статьи про коррупцию, пробуждает ностальгию фотографиями с мероприятий, снимкам здания корпуса в различные годы, напоминает о достойных выпускниках и их достижениях. Публикации, связанные с закрытием корпуса института, просит помечать отметкой #fillfakalive. Попытки связаться с администратором оказались безрезультатными, поэтому узнать мотивы его протеста «из комнаты» с высокоскоростным Интернетом пока не удалось.

СТАРЫЙ РОЯЛЬ

Старожилы факультета помнят и старинный рояль, еще с советских времен являвшийся одним из символов корпуса. По некоторым данным, старый музыкальный инструмент изготовили в начале прошлого века. Что с ним сейчас, неизвестно никому. Преподаватели, как и студенты, ничего не знают о судьбе старинного инструмента. «Вроде не выносили», – был ответ большинства. Допустим, что он до сих пор стоит в аудитории на первом этаже неотапливаемого помещения. Что с ним может случиться? Работники городских музыкальных школ, настройщики подсказали, что для поддержания влажности и предотвращения рассыхания целесообразно ставить на некоторое время в корпус инструмента емкость с водой, а также просто держать его при комнатной температуре (от +180С до +250С). А сколько сейчас градусов в здании, где почти 100 лет обучались студенты, неизвестно.

Само здание в пасмурные дни приобретает тоскливый оттенок. Штукатурка на корпусе осыпается, дорожка ко входу не прочищена. Транспорта, на котором раньше студенты и преподаватели приезжали в трудовые будни, не наблюдается. Появились небольшие граффити в виде человеческих ладоней по сторонам от входа. Носят ли эти рисунки символический характер, неизвестно. Распространяется слух, будто корпус выставлен на торги. И добавляют, что вряд ли в такую нелегкую пору кто-то его приобретет…

Закончить данный материал хочется строками из стихотворения Александра Блока:

«В день холодный, в день осенний
Я вернусь туда опять
Вспомнить этот вздох весенний,
Прошлый образ увидать.
Я приду – и не заплачу,

Вспоминая, не сгорю».

Зажжется ли снова огонь внутри старинного здания, пробегут ли по нему студенты смотреть расписание, читать свои газеты, а преподаватели обсуждать рабочие моменты и философию мира сего, пройдет ли мероприятие в актовом зале на первом этаже на фоне флагов бывших союзных республик и литературных карт, остается только гадать и надеяться, что в единственном аграрном наукограде нашей страны у каждого деятеля науки и просто студента будет свой дом и место под солнцем.

Оцените материал
(0 голосов)

 

Наименование СМИ: "Мичуринская мысль"

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "редакция газеты "Мичуринская мысль".

Главный редактор: Поляков Д. А.

Адрес электронной почты редакции: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Teлефон редакции: 8 (475-45) 5-02-21

Адрес редакции: 393760, Тамбовская обл, г. Мичуринск, ул. Красная, д. 97А, к. 1

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-70559 от 25 июля 2017 года.